image description Вадим Чубаров: "В принципе все виды гражданско-правовых споров могут рассматриваться в арбитраже"

С 1 сентября 2016 года арбитражные учреждения в России создаются по новым правилам, закрепленным в Федеральном законе от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" (далее – закон об арбитраже) и Федеральном законе от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ. Для существовавших на эту дату третейских судов был установлен переходный период: к 1 ноября 2017 года они должны привести свою деятельность и документацию в соответствие с новыми требованиями и получить право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Оно предоставляется Правительством РФ на основе рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства (постановление Правительства РФ от 25 июня 2016 г. № 577).

Заместитель председателя Совета – вице-президент ТПП РФ, заслуженный юрист РФ, д. ю. н. Вадим Чубаров рассказал порталу ГАРАНТ.РУ о том, сколько арбитражных учреждений уже действуют по новым правилам, о попытках недобросовестных третейских судов продолжить существование вне закона и о ближайших перспективах развития в России третейского разбирательства.

Вадим Витальевич, Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) и Морская арбитражная комиссия (МАК) при ТПП РФ – единственные учреждения, которым не нужно было получать разрешение на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Тем не менее другие требования закона об арбитраже они должны исполнять, в том числе депонировать правила постоянно действующего арбитражного учреждения. Это было сделано в январе текущего года, то есть уже полгода эти арбитражные органы работают по новым правилам. Какие изменения внесены в их правила арбитража?

МКАС и МАК действительно не должны были получать правительственное разрешение на администрирование арбитража, но это связано с тем, что их статус определяется непосредственно законом (Приложение I и Приложение II к Закону РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-I "О международном коммерческом арбитраже"). Важно иметь в виду, что создавались они более 85 лет назад также на основании нормативных актов высшей юридической силы. Так, Внешнеторговая арбитражная комиссия при Всесоюзной торговой палате (МКАС является ее правопреемником) была создана на основании постановления ЦИК СССР и СНК СССР от 17 июня 1932 г. В дальнейшем ее деятельность регулировалась Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 апреля 1975 г. № 1351-IX, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 апреля 1975 г. № 8135-XI и т. д. Такая преемственность была соблюдена и в рамках проведенной реформы системы третейского разбирательства.

Все остальные требования, установленные законом об арбитраже и Федеральным законом от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ для МКАС и МАК, аналогичны тем, что существуют для других арбитражных учреждений. Поэтому соответствующим образом были скорректированы их документы. Так, МКАС депонировано восемь документов – больше, чем было раньше, так как теперь суд рассматривает и внутренние, и спортивные споры (МКАС является правопреемником Третейского суда для разрешения экономических споров и Спортивного арбитража при ТПП РФ), и для каждого вида спора утверждены свои правила арбитража.

Среди изменений правил арбитража международных коммерческих споров можно назвать введение ускоренного порядка производства по ряду категорий дел, сокращение сроков рассмотрения, закрепление специальной главы о множественности требований, появление новой, дополнительной, стороны, которая может присоединиться к уже идущему арбитражу.

Абсолютно новыми являются утвержденные правила разрешения корпоративных споров. За их основу взят Регламент Немецкой арбитражной ассоциации (Deutsche Institution fur Schiedsgerichtsbarkeit e.V. DIS), однако при разработке правил было учтено, что в России более широкий перечень корпоративных споров, которые можно рассматривать в арбитраже (ч. 2-5 ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса).

Перспективным направлением деятельности МКАС является оказание отдельных функций по администрированию арбитража, осуществляемого третейским судом, который образован для разрешения конкретного спора (ad hoc), соответствующие правила также утверждены. В этом случае арбитражное учреждение оказывает содействие, но не решает спор по существу. Ежегодно МКАС содействует в разрешении 3–4 таких споров в области международного арбитража. Теперь содействие сторонам можно будет оказывать и в национальных спорах ad hoc.

Поменялся ли состав списков арбитров в связи с требованиями закона об арбитраже (треть арбитров должны иметь ученую степень, половина – опыт не менее 10 лет)?

Качественно состав арбитров не поменялся, потому что все включенные в список арбитры соответствуют тем критериям, о которых говорится в законе (ч. 3 ст. 47 закона об арбитраже).

В то же время список арбитров расширился: в него были включены кандидатуры, предложенные территориальными отделениями МКАС, а также представители судейского сообщества – судьи в отставке ВАС РФ и судьи арбитражных судов, которые не просто являются прекрасными юристами, но и поддерживали третейское разбирательство на протяжении всей своей карьеры.

Ко всем перечисленным арбитрам применяются единые требования, а при формировании списка арбитров по спортивным спорам мы постарались учесть и специальное требование об опыте работы в области профессионального спорта (ч. 7 ст. 36.2 Федерального закона от 4 декабря 2007 г. № 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации"). Рассмотрение спортивных споров – довольно важное направление: за время своего существования Спортивный арбитраж при ТПП РФ разрешил чуть менее 60 дел, в том числе антидопинговых споров с участием дисквалифицированных спортсменов.

Увеличится ли в связи с расширением компетенции МКАС время рассмотрения споров и загруженность арбитров?

Арбитры пока не ощущают значительного роста числа дел, но они готовы к нему и заинтересованы в этом, так как новые споры – это новая интересная практика.

В случае увеличения количества споров вырастет нагрузка на секретариат, поскольку именно он занимается непосредственно администрированием арбитража. Но и здесь проблем возникнуть не должно, мы изначально были готовы к рассмотрению гораздо большего количества дел.

Кроме того, распределить нагрузку на арбитров по внутренним спорам помогут региональные отделения МКАС. На сегодняшний день они открыты в Ростове-на-Дону, Иркутске и Уфе, в одно из них уже поступили три дела на разрешение. Также принято решение о создании четвертого отделения МКАС в Казани.

А как происходит открытие отделений МКАС в регионах?

Сразу же укажу на одну деталь: во всех перечисленных случаях создаются одновременно отделение МКАС и филиал ТПП РФ. При этом филиал Палаты призван обеспечить нормальное административное и финансово-хозяйственное функционирование отделения МКАС, поскольку и МКАС, и его отделение не обладают достаточной степенью правосубъектности. Решение о создании отделения МКАС принимается Президиумом МКАС, а о создании филиала – Советом Палаты. В обоих случаях необходимо обосновать необходимость их создания.

Перечисленные отделения МКАС создавались, как правило, по ходатайству территориальной торгово-промышленной палаты и на базе существовавшего при ней третейского суда. При рассмотрении ходатайства учитывается, насколько третейское разбирательство востребовано в регионе (в частности, сколько реально действовавших третейских судов было создано на его территории), имеется ли серьезная гражданско-правовая школа, которая сможет обеспечить нас квалифицированными арбитрами (правовые школы государственных университетов в указанных выше четырех регионах достаточно сильные). Большое значение имеет количество дел, рассмотренных непосредственно третейским судом при территориальной торгово-промышленной палате. Если оно незначительно, в создании отделения, скорее всего, будет отказано.

Кроме того, обращается внимание на активность президента территориальной ТПП. От того, убедит ли он предпринимательское сообщество выбирать третейское разбирательство в качестве альтернативы государственным судам, а органы государственной власти – поддержать эту инициативу, зависит востребованность арбитража в регионе. Так, присутствие главы Республики Башкоторстан Р.З. Хамитова и представителей всех ветвей власти на открытии отделения МКАС говорит о том, что в дальнейшем в Башкирии третейскому разбирательству будет уделяться большое внимание.

В завершение хочу отметить, что все четыре созданных отделения МКАС и учрежденных Палатой филиала являются "пилотными". Их "пилотный" характер во многом предопределял достаточно либеральный подход и МКАС, и ТПП РФ к оценке возможностей тех территориальных палат, которые ходатайствовали об их создании. При этом ТПП РФ в своих документах изначально декларировала мысль о том, что создаваемые отделения МКАС будут носить межрегиональный характер. Поэтому подход к созданию новых отделений МКАС будет достаточно взвешенным, направленным на достижение тех стратегических целей, которые обозначены в законе об арбитраже и в Федеральном законе от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ, – привнесение международных стандартов разрешения споров с участием МКАС в коммерческую практику регионов.

Территориальная ТПП может пойти по другому пути и создать новое собственное арбитражное учреждение. Какой вариант лучше?

Я не могу давать оценку, что лучше, что хуже, это разные процедуры. Поскольку МКАС и МАК созданы при ТПП РФ, палата отвечает за их развитие, в том числе за создание региональных отделений МКАС в порядке, о котором говорилось выше. Если же территориальная ТПП принимает решение о создании самостоятельного арбитражного учреждения, ей необходимо получить правительственное разрешение на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения по установленным правилам.

Существующие в настоящее время третейские суды должны получить правительственное разрешение на осуществление третейского разбирательства до 1 ноября текущего года. Что после этой даты делать сторонам, заключившим соглашение о рассмотрении споров в учреждении, которое не получило соответствующее разрешение?

С 1 ноября все заключенные в отношении созданных по старым правилам третейских судов соглашения считаются арбитражными соглашениями по передаче споров на рассмотрение третейского суда ad hoc, если стороны спора не договорятся об иной процедуре разрешения спора (стороны могут либо заключить новое соглашение о рассмотрении споров в арбитражном учреждении, получившем разрешение, либо обращаться в государственные суды). Есть одно исключение: соглашение можно не перезаключать в случае создания арбитражного учреждения – правопреемника соответствующего третейского суда.

В то же время все споры, рассмотрение которых было начато и не закончено до 1 ноября, продолжают рассматриваться третейским судом, и все функции по администрированию арбитража подлежат выполнению третейским судом как при арбитраже ad hoc, если стороны спора не договорятся об иной процедуре разрешения спора и если арбитражное соглашение не становится неисполнимым.

Сколько НКО на данный момент обратились за получением разрешения на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения?

Согласно отчету Совета по совершенствованию третейского разбирательства за период с начала ноября 2016 года до 3 марта 2017 года на рассмотрение Совета поступило 14 заявок. По причине представления документов, содержащих недостоверные сведения, или неполного объема документов десяти НКО было отказано в дальнейшем их рассмотрении, что не препятствует повторной подаче документов после устранения оснований, вызвавших отказ.

Два заявления НКО, при которых создаются арбитражные учреждения, были рассмотрены Советом. По итогам рассмотрения Правительству РФ было рекомендовано предоставить этим организациям право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Таким образом, в мае текущего года разрешения получили общероссийская общественная организация "Российский союз промышленников и предпринимателей" и автономная некоммерческая организация "Институт современного арбитража" (распоряжение Правительства РФ от 27 апреля 2017 г. № 798-рраспоряжение Правительства РФ от 27 апреля 2017 г. № 799-р).

Среди членов Совета возникла небольшая дискуссия о том, что следует понимать под широко признанной международной репутацией иностранного арбитражного учреждения, которая дает ему возможность в рамках ч. 12 ст. 44 закона об арбитраже получить право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения на территории России. По мнению большинства членов Совета, такой репутацией обладают арбитражные учреждения первой величины: Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма, Арбитражный суд при Международной торговой палате, Лондонский международный третейский суд, Венский международный арбитражный центр и т. д. Если бы одно из таких учреждений подало заявку, то, скорее всего, получило бы разрешение на администрирование споров. Но подобные заявки не поступали.

Кстати, участие международных учреждений в арбитраже в России обсуждается сейчас арбитражным сообществом и в несколько ином контексте: могут ли они рассматривать споры между сугубо российскими компаниями. Поводом к этому послужило дело Российско-Сингапурского арбитража, разрешившего спор между двумя национальными компаниями. Арбитражный суд г. Москвы, в который одна из сторон обратилась за получением исполнительного листа на исполнение арбитражного решения, отказал в его выдаче, указав, что внутренний спор не может разрешаться зарубежным арбитражем, так как это нарушает публичный порядок Российской Федерации (определение Арбитражного суда г. Москвы от 20 января 2017 г. по делу № А40-219464/16). Данное определение было поддержано арбитражным судом апелляционной инстанции. 

Однако суд кассационной инстанции признал необоснованным вывод суда первой инстанции о том, что отсутствие у российских юридических лиц органов управления, представительств или филиалов за рубежом влечет отсутствие у международного арбитражного учреждения компетенции рассматривать спор с их участием на территории иного государства. Он направил дело на новое рассмотрение, указав, что необходимо установить, имеются ли основания для признания и приведения в исполнение иностранного арбитражного решения (постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 марта 2017 г. по делу № А40-219464/16).

Суд первой инстанции снова отказал в удовлетворении требования о принудительном исполнении решения Российско-Сингапурского арбитража, отметив, что оно было вынесено на территории России, а не Сингапура, а значит основания для приведения его в исполнение в установленном гл. 31 АПК РФ порядке отсутствуют (решение Арбитражного суда г. Москвы от 5 мая 2017 г. по делу № А40-219464/16-52-430).

Предложенный судом кассационной инстанции подход – это явный удар по реформе арбитражного разбирательства. Так, в пояснительной записке к законопроекту, на основании которого был принят закон об арбитраже, прямо указывалось на то, что "…несовершенство правового регулирования, предусмотренного в рамках федерального закона о третейских судах [Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ. – ГАРАНТ.РУ], на практике приводит к многочисленным злоупотреблениям с использованием третейских судов, что, в свою очередь, ведет к дискредитации данного института". Если бы такой подход был сохранен, то все подобные арбитражные учреждения, которые раньше действовали с грубыми нарушениями законодательства и сейчас не готовы получить в установленном порядке правительственное разрешение, продолжили бы свою деятельность в виде "российско-уругвайских", "итальяно-эфиопских" и прочих арбитражей.

Ряд экспертов ссылаются на то, что развитые юрисдикции допускают разрешение международными арбитражными институциями национальных споров. Но едва ли указанные развитые юрисдикции под международными арбитражными институциями подразумевают "российско-сингапурский" арбитраж. Полагаю, имеются в виду Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма, Арбитражный суд при Международной торговой палате, МКАС при ТПП РФ и др.

Мы вместе с членами Совета А.Н. Жильцовым и Д.Н. Подшибякиным подготовили и направили в Совет аналитическую записку по этому вопросу, в которой отмечается, что хотя в российском законодательстве и отсутствуют нормы, прямо запрещающие передачу споров без иностранного элемента на разрешение иностранного арбитража, направленность законодательной политики по рассматриваемому вопросу видна достаточно четко:        

  • раздел VI ГК РФ не допускает возможность применения иностранного права к отношениям, не осложненным иностранным элементом;

  • в Закон РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-I "О международном коммерческом арбитраже" ни в его первоначальной, ни в обновленной редакции не были включены либеральные правила п. 3 ст. 1 Типового закона ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже, касающиеся определения международного характера арбитража;

  • ч. 1 ст. 249 АПК РФ предусматривает возможность заключения пророгационных соглашений лишь в том случае, если одной из сторон соглашения выступает иностранное лицо;

  • в обновленном законодательстве о третейском разбирательстве сохранен дуализм регулирования в отношении международного и внутреннего арбитража.

Если к этому добавить, что не только такие страны, как Китай и Индия, но и члены Евразийского экономического союза Казахстан и Беларусь, пусть разными способами, но вводят запрет на передачу на рассмотрение международного арбитража споров с участием резидентов указанных стран, то российский судебный запрет подобного рода арбитражной практики предстает вполне обоснованным.

А изменится ли статистика в области администрирования международного коммерческого арбитража российскими арбитражными учреждениями?

Право разрешать споры по правилам международного коммерческого арбитража все третейские суды имели и до 1 сентября 2016 года. Но если посмотреть их практику, то можно увидеть, что она исчисляется единицами дел такого рода. В международном арбитраже крайне важен авторитет, международные компании выбирают только те арбитражные учреждения, которые им известны. У МКАС, например, до 10% споров международного коммерческого арбитража – это споры с участием нерезидентов (компаний Литвы, Беларуси и т. д.).

Помимо авторитета и репутации, важны состав арбитров, адаптированность правил арбитража к международной практике, количество признанных за рубежом решений арбитражного учреждения.

Советом по профессиональным квалификациям торговой, внешнеторговой и по отдельным видам предпринимательской и экономической деятельности ТПП РФ ведется работа по подготовке проекта профессионального стандарта "Специалист по администрированию арбитража (третейского разбирательства)". На каком этапе находится его разработка?

Проект этого профстандарта, который разрабатывается ТПП РФ совместно с Всероссийской академией внешней торговли, в настоящее время проходит процедуру профессионально-общественного обсуждения. Мы собираем мнения компаний, связанных с арбитражем, ждем оценки проекта высшими учебными заведениями.

Подбор специалистов по администрированию арбитража – задача очень сложная, так как они должны отвечать множеству требований, поэтому, как правило, ими могут стать только люди, которые сталкивались с арбитражем. Соответственно и те критерии, которые учитывают специфику видов арбитража, – например, специалист по администрированию международного коммерческого арбитража, помимо прочего, должен владеть языками и знать международную практику, и заложены в проекте.

После утверждения профстандарт будет применяться работодателями в соответствии с нормами трудового законодательства (ст. 195.3 ТК РФ) в качестве основы для определения требований к квалификации работников с учетом особенностей выполнения им трудовых функций в области администрирования арбитража.

И в заключение самый важный, наверное, вопрос. Какие виды споров чаще всего рассматриваются и будут рассматриваться в перспективе в порядке третейского разбирательства?

Я убежден, что все виды гражданско-правовых споров могут рассматриваться в арбитраже. Причем чем сложнее дело, тем желательнее его рассмотрение в порядке третейского разбирательства.

Конечно, можно назвать наиболее часто разрешаемые в порядке третейского разбирательства споры. В международном арбитраже это купля-продажа, строительный подряд, аренда, споры, связанные с консалтинговыми услугами, перевозками.

В области внутренних споров также можно выделить куплю-продажу, особенно электроэнергии и т. п., строительный подряд. Перспективным, на мой взгляд, является рассмотрение отдельных видов споров, связанных с государственными и муниципальными закупками, а также с закупками в рамках Федерального закона от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ, но для этого необходимо принять соответствующий закон (ч. 8 ст. 13 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ). Мне кажется, стороны, в том числе государственные и муниципальные органы, должны быть в этом заинтересованы, так как удобнее рассмотреть, например, спор, вытекающий из договора подряда на очистку улиц на 8 млн руб., в одной инстанции квалифицированными арбитрами, чем пройти с ним четыре инстанции в госсудах.

Популярность рассмотрения в арбитраже корпоративных споров будет зависеть от того, насколько решительны и продвинуты руководители компаний. Нужно, чтобы они доверили арбитражным учреждениям постоянное рассмотрение споров с участием их компаний, тогда арбитраж докажет, что готов эти споры разрешать. Надо отметить, что в Германии (а именно немецкий опыт лег в основу поправок, сделавших корпоративные споры в России арбитрабельными) арбитражные учреждения рассматривают не очень большое количество корпоративных споров, но мне кажется, что Россия может ее по этому показателю перегнать. Конечно, это дело не одномоментное, и мы со своей стороны делаем все, чтобы популяризировать арбитраж и разъяснить предпринимателям его возможности.

Мария Шувалова

Источник: http://www.garant.ru/interview/1125228/#ixzz4nwJvojlN


Эксперт:  Вадим Чубаров
Тематики:  Законотворчество /  Система ТПП РФ /  Суды
Источник: ГАРАНТ.РУ